ТРЕБОВАНИЯ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ К ПЕРЕВОДЧИКУ В УГОЛОВНОМ СУДОПРОИЗВОДСТВЕ

Необходимость обеспечения реализации принципа «язык судопроизводства» обусловливает привлечение к участию в производстве по уголовному делу переводчика. Переводчиком в соответствии с ч. 1 ст. 59 УПК РФ может быть лицо, свободно владеющее языком, знание которого необходимо для перевода. На наш взгляд, данное понятие имеет несколько дискуссионный характер. Не совсем ясно, что понимается под свободным владением языком: свободное владение устной речью, умение свободно общаться на языке либо знание устной и письменной речи и свободное владение ею. Не анализируя в целом позиции различных авторов на понятие «переводчик», полагаем, что оно должно включать в себя требования, которые предъявляются к переводчику, как лицу, обеспечивающему соблюдение гарантии реализации принципа «язык судопроизводства» по уголовному делу.

Предлагаем под переводчиком понимать лицо, не заинтересованное в исходе дела, знающее язык, необходимый для перевода, свободно владеющее письменной и устной речью, либо навыками сурдоперевода, привлекаемое на любой стадии уголовного судопроизводства для обеспечения гарантии лица пользоваться родным языком, либо языком, которым оно владеет.

Законодатель четко не указал требований, которые он предъявляет к переводчику, однако из содержания ст. 59 УПК РФ следует, что к переводчику предъявляются требования свободного знания языка, а исходя из положений ст. 61 и 69 УПК РФ — незаинтересованность в исходе уголовного дела — условием допуска переводчика к участию в деле является определение суда или постановление следователя, судьи, прокурора, дознавателя, органа дознания.

Р.Д. Рахунов предложил в качестве требований, предъявляемых к переводчику, рассматривать достижение им определенного возраста1.

И.Л. Петрухин выдвигал первоначально три требования: а) компетентность, свободное владение языками, необходимыми для пере-

вода; б) незаинтересованность в исходе дела -как прямая, так и косвенная; в) недопустимость совмещения функций переводчика с выполнением других процессуальных обязанностей по уголовному делу2. В настоящее время он выдвигает два требования: свободное знание языка и незаинтересованность в деле3.

Считаем, что переводчику должны быть предъявления следующие требования.

1. Незаинтересованность в исходе дела. При решении вопроса о лице, которое может выступать в качестве переводчика, необходимо учитывать, его незаинтересованность в уголовном деле. Поэтому в качестве переводчика не должны привлекаться лица, которые являются стороной в уголовном процессе, поскольку у них имеется интерес в уголовном деле. В начале производства по уголовному делу необходимо выяснить взаимоотношения приглашенного в качестве переводчика лица с представителями сторон в целях исключения приглашения заинтересованного участника процесса в качестве переводчика.

Мы согласны с мнением В.Д. Адаменко: «Представителем в процессе не может быть гражданин, если он участвует в деле в качестве понятого, переводчика, свидетеля. Понятой, переводчик и свидетель не могут одновременно быть представителями по одному и тому же делу по причине заинтересованности их в исходе как представителей. Этот интерес повлечет необъективность показаний свидетеля, действий переводчика и понятого»4.

Полагаем, что в качестве переводчика должны выступать лица, которые не находятся в подчинении у руководителей органов, которые осуществляют производство по уголовному делу. Таким образом, не могут выступать в качестве переводчиков лица, которые работают в системе правоохранительных органов и в суде. Недопустимость работы в качестве переводчика указанных лиц объясняется тем, что у обвиняемого и его защитника будут основания поставить под сомнение независимость и незаинтересованность переводчика.

Ишмухаметов Я.М.

Требования, предъявляемые к переводчику в уголовном судопроизводстве

В качестве переводчика не должны выступать лица, которые являются родственниками кого-либо из представителей сторон либо суда, поскольку можно говорить о предполагаемой заинтересованности переводчика в силу наличия родственных связей с указанными лицами. Предупреждение переводчика о недопустимости разглашения данных уголовного дела, а также об ответственности за заведомо ложный перевод не является безусловным гарантом того, что он, будучи заинтересован в оказании помощи своим родственникам, не пойдет на нарушение указанных ему ограничений. Представляется, что и с нравственно-этических позиций недопустимо ставить переводчика в сложную ситуацию выбора, когда он должен осуществлять перевод по делу, находясь в родственных или служебных отношениях с представителями сторон в уголовном процессе.

2. Свободное владение устной и письменной речью, которой владеет лицо, не владеющее либо плохо владеющее языком судопроизводства. Необходимо учитывать и особенности приглашения переводчика для глухих, немых, глухонемых.

А.В. Гриненко пишет: «Переводчик назначается из числа лиц, имеющих достаточные языковые познания и навыки перевода»5.

Возникает резонный вопрос: кто и когда должен определять степень владения необходимым языком лицом, которое приглашается участвовать по уголовному делу в качестве переводчика? Законодатель не дает ответа на данный вопрос. Логически следует, что степень владения языком должна определяться следователем, дознавателем, прокурором или судом. Однако указанные лица могут не владеть тем языком, на котором говорит лицо, не владеющее языком судопроизводства, тогда по объективным причинам они не могут установить степень владения лицом, приглашенным в качестве переводчика, необходимым языком. Поэтому при решении вопроса о выборе переводчика следует согласиться с мнением А.В. Гриненко, указывающим: «Приоритет в выборе переводчика принадлежит лицу, которое в нем нуждается»6.

Это обусловлено тем, что лицо, которое не владеет языком судопроизводства, должно свободно общаться с переводчиком на языке, которым оно владеет. Если лицо, не владеющее языком судопроизводства, и переводчик не понимают друг друга, то говорить об обеспечении реализации принципа языка судо-

производства уже невозможно. Поэтому если лицо, не владеющее языком судопроизводства, заявляет о том, что переводчик его не понимает, то должен быть решен вопрос о его замене.

На практике может возникнуть вопрос о том, возможно ли приглашение в качестве переводчика лица, которое владеет несколькими языками, которые необходимы для перевода нескольким участникам уголовного судопроизводства по одному и тому же делу. Полагаем, что закон не запрещает лицу выступать в качестве переводчика при оказании помощи нескольким лицам по одному делу. Но здесь возникает вопрос о возможности реализации синхронного перевода данным лицом. При последовательном переводе, если он осуществляет перевод речи для двух участников процесса, это хотя технически и психологически сложно, но возможно. При этом нужно быть уверенным, что переводчик обладает хорошей памятью, так как он сначала должен сделать перевод фразы на язык судопроизводства, а потом перевести его на язык для иного участника процесса. Естественно, что данный перевод предполагает повышенную умственную и психическую нагрузку. При осуществлении же синхронного перевода один переводчик не может перевести текст сразу для нескольких лиц, поэтому возможны искажения перевода для второго лица, кому будут переводиться смысл выступления сторон в судебных прениях. В связи с этим представляется, что одно лицо в качестве переводчика может быть приглашено для участия по уголовному делу в ходе предварительного расследования до того момента, пока не будет возможность предоставления переводчиков лицам, которые говорят на разных языках. В ходе судебного разбирательства должны принимать участие в указанной ситуации разные переводчики.

Рассматривая требования, предъявляемые к переводчику, необходимо остановиться на компетентности. Компетентность — компетентный, то есть знающий, осведомленный, авторитетный в какой-нибудь области. Компетентный специалист7. Применительно к деятельности переводчика компетентность необходимо рассматривать как способность осуществлять перевод с учетом особенностей текста, речи, которая подлежит переводу. При этом перевод необходимо осуществить достаточно быстро, четко, с сохранением смысловой информации. По уголовным делам может

Серия «Право», выпуск 7

151

Проблемы и вопросы уголовного права, уголовного процесса и криминалистики

возникнуть необходимость перевода текста с экономическим либо медицинским, биологическим, техническим содержанием и т.д. Переводчик должен знать и уметь переводить не только обычный разговорный текст, но и специальные тексты с учетом их специфического содержания, в противном случае нельзя будет говорить о его достаточной компетентности в области перевода текста. Однако мы считаем, что компетентность должна рассматриваться в составе частной характеристики общего свободного владения языком, поскольку специфика перевода бывает связана с выполнением работы конкретным лицом своих профессиональных обязанностей. Переводчики не всегда бывают знакомы с различными профессиями, но при условии свободного владения переводом они в состоянии выяснить необходимые для перевода понятия и сделать точный перевод текста.

При общении с глухим, немым или глухонемым необходимо выяснить, какой он владеет способностью понимать переводчиков: читая с губ либо с помощью жесто-мимичес-ких знаков, либо дактильной (ручной) азбукой. Следует согласиться с мнением С.П. Щербы о том, что до начала допроса следователь должен поставить в известность переводчика, когда глухой стал физически неполноценным, учился ли он в специальной школе, владеет ли дактильной речью, чтобы переводчик подготовился к переводу, избрал его темп, решил, какую речь — жесто-мимическую или дактиль-нуто — следует использовать8.

Если избранный следователем переводчик не понимает жестов или мимику глухонемого, либо не может воспринять и перевести местные диалекты, то целесообразно выяснить у глухонемого, кто из переводчиков сможет помочь ему объясниться. Необходимо учитывать, что в случае если переводчик плохо понимает глухонемого, он может допустить ошибку в переводе, которая может оказать негативное влияние на оценку получен-

ной информации, поэтому желательно приглашать того переводчика либо двух, которые понимают язык глухонемого.

3. Совершеннолетие. Переводчиком, на наш взгляд, должно выступать только совершеннолетнее лицо. Это обусловлено несколькими факторами. Во-первых, необходимо обеспечивать защиту психики несовершеннолетних от возможных воздействий, связанных с выполнением ими функций переводчика. Во-вторых, необходимо учитывать, что несовершеннолетние не знают специфики перевода, тонкостей и техники его осуществления. В-третьих, недопустимо подвергать несовершеннолетнего возможной угрозе оказания на него воздействия в связи с тем, что он выступал в качестве переводчика. Полагаем, что даже в исключительных случаях необходимо избегать приглашения несовершеннолетних в качестве переводчиков.

Таким образом, к переводчику должны предъявляться требования свободного владения языком, незаинтересованности в уголовном деле, совершеннолетия.

1 РахуновР.Д. Участники уголовно-процессуальной деятельности. — М., 1961. — С. 268.

2 Теория доказательств в советском уголовном процессе. Часть общая. — М., 1966. — С. 417.

3 Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под ред. И.Л. Негру хина. — М., 2002. — С. 116.

4 Адаменко В.Д. Советское уголовно-процессуальное представительство. — Томск, 1978. — С. 50.

5 Гриненко А.В. Система принципов уголовного процесса и ее реализация на досудебных стадиях уголовного процесса: Дис. … д-ра юрид. наук. — Воронеж, 2001. -С. 200.

6 Гриненко А.В. Система принципов уголовного процесса и ее реализация на досудебных стадиях уголовного процесса: Дис. … д-ра юрид. наук. — Воронеж, 2001. -С. 200.

7 Ожегов С.И. Словарь русского языка. — М., 2004. -С. 283.

8 Щерба С.П. Расследование и судебное разбирательство по делам лиц, страдающих физическими или психическими недостатками. — М., 1975. — С. 79.

Я. М. Ишмухаметов, старший преподаватель Стерлитамакского филиала

Башкирского государственного университета